Незабываемая рыбалка на озере Пясино богатое сиговыми и лососевых рыбами: Охота на северного оленя: по 2 программе! Рыбалка на реке Пясино  · Осенняя охота на белохвостого оленя в Канаде видео. В Канаде большое разнообразие дичи, лицензия на оленя, лося и марала, стоит 35 долларов, медведь — 16 баксов, на отстрел зайцев и койотов.  · Охота на оленя с вышки, с подхода, облавная, из зсады и на реву (сентябрь-ноябрь). К зиме олени группируются в стада. Гон у пятнистого оленя в сентябре-октябре, в это время ведут охоту на оленя «на реву». Незабываемые звуки рева наполняют весь лес. Можно увидеть ожесточенные схватки самцов. Охота с подхода в этот период просто .
охота на оленя на реке пясино
Главная >> Охота на олений

Фотохроника

 · Оленеводство здесь осложняется тем, что дикие животные часто уводят домашних на свободу. Поэтому так сильно распространилась охота. Пиком сезона когда-то был август, когда многотысячные оленьи стада мигрировали с юга на север, переправляясь через реку Пясина. На воде шёл их забой. В советское время метод . Незабываемая рыбалка на озере Пясино богатое сиговыми и лососевых рыбами: Охота на северного оленя: по 2 программе! Рыбалка на реке Пясино

Jul Log in No account. Create an account. Remember me. Текст не мой, а корреспондента газеты "Заполярный вестник" Дениса Кожевникова. Я только разместил объяву. Словарь русского языка толкует это выражение как непреодолимое желание сделать что-либо — когда хочется, просто невмоготу.

В описываемой здесь истории присутствовало не просто острое стремление реализовать свои самые горячие желания, но и природная мужская страсть к охоте в прямом значении слова. В общем, вырвались мужики на северные просторы с оружием в руках. Еще не так давно охоту на дикого северного оленя на Таймыре называли промышленным отстрелом.

Это сезонная кампания по добыче и заготовке «дикаря» начиналась в конце лета и продолжалась до глубокой осени. Как только человек обнаружил на Крайнем Севере практически безграничные ресурсы этого животного, он тут же принялся организовывать заготовку этого добра впрок. Шутка ли — во время хода оленя тундра буквально шевелилась от тысячных стад.

Мясо само просилось в закрома родины, тем более, что особых усилий к его заготовке прикладывать не требовалось. У нас всегда было что заготавливать, есть и сейчас. Изменились лишь условия хозяйствования, законы, техника, оружие и, главное, пути миграции оленя.

Неизменным осталось только одно — человек на Таймыре и за его пределами всегда не прочь пополнить свой рацион диетическим мясом, не очень дорогим, которое к тому же бегает едва ли не под окнами. В общем, кампания по отстрелу и заготовке мяса дикого северного оленя повторяется из года в год на протяжении десятилетий.

Оленя меньше не стало — говорят специалисты и местные жители. Самым крупным заготовителем оленины на Таймыре всегда считался госпромхоз «Таймырский». Здесь всегда велся сезонный отстрел оленя, который специалисты без ложной скромности называли промышленным — из-за масштабов, количеству задействованных ресурсов и участников.

На отстрел собирались целые бригады, где даже отпуска на основном горно-металлургическом производстве предпочитали проводить с оружием в руках. Не только ради удовлетворения охотничьих инстинктов, но и чтобы заработать. Такой подход встречается и сегодня.

После перипетий реформаторства и столкновений интересов собственников, госпромхоз «Таймырский» в конечном итоге обрел себе постоянного владельца в лице администрации Таймыра и превратился в ООО «Промысловое хозяйство «Пясино». Название вполне соответствует территории хозяйствования — промысловые точки промхоза стоят на озере Пясино и по берегам реки Пясины.

По ним с плановым визитом и отправился перед ледоставом директор хозяйства. Виталий Голобородько — нынешний директор промхоза «Пясино». До назначения на эту должность молодой руководитель несколько лет проработал в хозяйстве охотоведом. Все эти годы в силу своих обязанностей он постоянно мотался по реке и тундре, так что в этих краях Голобородько знают почти все, и даже заматерелые промысловики уважительно величают его Валентинычем.

Кроме того, директор хорошо знает зверя, дичь, места их обитания и пути сезонных миграций, правила добычи и заготовки, лучшие охотничьи угодья. Так что с Голобородько старается дружить не только местный люд, но и многочисленные добытчики за пределами Таймыра. На милость знатока местных охотничьих тонкостей безоговорочно сдаются энтузиасты охотничьих клубов и ценители трофеев из многих уголков страны.

Вот и в эту поездку в компанию к Голобородько попали гости из Челябинска в сопровождении местной знаменитости Владимира Мозгового. Собственно, он-то и рекомендовал охотоведа гостям. Представляя директора промыслового хозяйства приезжим охотникам, Мозговой так и сказал: «Валентиныч — хозяин реки, а я - хозяин тундры».

В двусмысленности шутки присутствует значительная доля истины: ПХ «Пясино» является самым крупным, технически подготовленным и потому единственным перевозчиком всего-всего на единственном водном пути пясинского севера, а Мозговой действительно хозяин «Тундры» - специализированного охотничьего магазина в Норильске.

Сам Виталий Валентинович признается, что не очень любит ездить по своим промыслам в компании - говорит, отвлекает от работы, задерживает в дороге, а если попутчики еще и новички, то и хлопот с ними не оберешься. Впоследствии это в очередной раз подтвердилось, однако, своему товарищу по охотничьему промыслу Владимиру Мозговому он отказать не смог и отправился на Пясину с ним и его гостями с Урала.

Поездка обещала быть интересной хотя бы потому, что охотники отправились по реке на катерах с воздушной подушкой. Такая техника в наших краях не редкость, но не всякий может позволить себе ездить на ней на охоту. Один типовой катер на воздушной подушке «Марс », рассчитанный на 7 человек или кг полезного груза, стоит три с половиной миллиона рублей.

Такой катер в знак укрепления дружеских отношений и общих интересов оставил Голобородько в Норильске один бизнесмен, большой ценитель охоты и рыбалки. Наезжая время от времени на Таймыр на охоту, они вместе на катере отправляются в тундру, в остальное время судно в полном распоряжении Виталия Валентиновича.

С охотоведом надо дружить, однако. Второй катер в собственности Владимира Мозгового — такого же отчаянного любителя охоты, побывавшего в поисках трофеев во многих уголках мира и являющегося членом правления московского охотничьего клуба «Сафари».

На Таймыре у Мозгового свои интересы — коренной норильчанин, бывший горняк он владеет на Пясине собственными угодьями и базой, гостеприимством которой не воспользовался редкий промысловик. Тандемом из двух судов на воздушной подушке охотничье-промысловая компания и отправилась на Пясину.

Что бы ни говорил Голобородько, вдвоем оно все-таки безопаснее. Ехать решили до угодий Мозгового, до базы Белый Яр, там переночевать и дальше по реке Пясине, по промысловым точкам промхоза. Директору надо было поговорить с промысловиками, оформить некоторые документы, передать продукты, табак, посылки из дома, проверить, в конце концов, как идет промысел и доставлен ли уголь в населенные пункты района.

Гости с Урала рвались на Пясину в одной целью — добыть ветвистый трофей дикого северного оленя. Приверженцев спортивной охоты можно узнать за версту. Это не наши вольные стрелки в болотниках и клеенчатых робах - такие не просто экипированы в фирменную одежду и обувь, а одеты в лучшие модели из специальных материалов особенных расцветок и покроя от специализированных производителей.

У них импортные бинокли, заграничное оружие в крепких кофрах, хитроумные оптические прицелы и электронные дальномеры с аккуратными комплектами запасных частей, навигаторы, телефоны, радиостанции. Лично у хозяина «Тундры» - охотничий вариант немецкой штурмовой винтовки с электронным оптическим прицелом, дальномером и возможностью прицепить две большие банки-магазина с патронами.

Если бы зверь был немного «впечатлительнее», он бы упал замертво от одного вида — и стрелять не потребовалось. У таких охотников всегда в наличии и при себе необходимые документы, лицензии и разрешения, ничего не просрочено и аккуратно уложено. Для гостей с Урала у Мозгового заранее было оформлено определенное количество лицензий на оленя.

Иначе, как ехать на охоту на другой конец страны. Не в первый раз сталкиваясь с такими искателями приключений, уже знаешь, что в большинстве случаев, это люди с деньгами, представители малого, среднего или большого — не важно - бизнеса, готовые тратиться на поездки и охоту, чтобы потом представить на зависть товарищам если уж не сами трофеи, то хотя бы фотографии.

Короче, больные в определенном смысле люди. Егор с Андреем из Челябинска, правда, говорили, что, даже имея собственный бизнес, им все равно приходится экономить, чтобы поохотиться где-нибудь вдали от дома. Сейчас у них явно чесались руки от нетерпения пострелять в таймырского «дикаря». Пока добирались до Белого Яра, его хозяин совсем растравил челябинцам душу, беспрестанно рассказывая о таймырской охоте и парадоксах Крайнего Севера.

Не умолкал он и на базе за столом, и гости, может быть, и приняли бы все это за традиционные охотничьи байки, если бы все, что ни рассказывал Мозговой, было истинной правдой. Директор промхоза и прочие аборигены время от времени кивали головой в подтверждение правдивости рассказчика.

Единственная позволенная себе шутка - про саблезубого зверя лемминга размером с корову провалилась только из-за невоздержанности от смеха принимающей стороны. Путешествие по таймырским просторам на катерах с воздушной подушкой — удовольствие, признаться, редкое. Когда-то я уже собирался ехать по промыслам промхоза с тем же Виталием Валентиновичем, но он меня тогда предупредил, что добираться придется по реке на моторной лодке, так что стоит подумать, по силам ли такой экстрим.

Сейчас мне как нельзя лучше представляются все прелести путешествия, потому что я имел удовольствие наблюдать их из окна комфортного транспортного средства и возможность сравнивать с простой моторной лодкой. Разница, я вам доложу, существенная.

Пожалуй, даже хорошо, что я не поехал на Пясину несколько лет назад. Приборная панель «ГАЗели» с первого взгляда выдает нижегородское производство, с тем лишь отличием, что вместо педалей — рычаги судового управления, да вентили подкачки воздуха под приборной доской. Из признаков комфорта — CD-магнитола, две штатные печки и светлый кожаный салон.

Два кресла впереди, два в середине и диван во всю ширину сзади. Между водительским и пассажирским креслами впереди можно смело ставить еще одно, но это пространство предназначено для выхода из кабины. Двери в средней части салона на обе стороны, сама рубка выполнена в несколько модерновом дизайне общей аэродинамической геометрии — остро скошенная лобовая часть и чуть-чуть под уклон задняя.

На крыше — спойлер с сигналом, громкоговорителем и оранжевой маячком, габаритные огни и две фары-искателя. Позади кабины — моторный отсек, в котором стоит турбодизель «Iveco». Я жил когда-то в промышленном городе Горьком и совсем не ожидал, что потенциальные оборонщики ГАЗа поставят на свое детище итальянский двигатель.

Видимо, рынок диктует свои законы, а сам я отстал от жизни. На корме — большой четырехлопастный пропеллер в «ракушке» и как на самолете — вертикальные и горизонтальные рули управления. Наш катер датировался годом выпуска, второе судно было несколько старше, но разница в возможностях все-таки ощущалась.

Наше было мощнее и быстрее, второе хоть не уступало на первый взгляд, но поднимало больше водяной пыли. Этот факт позже стал для всех нас причиной больших трудностей. Как оказалось, подобные «вентиляторы», как их стали называть в низовьях Пясины с первого момента появления, при всей своей универсальности все-таки являются детищем отечественной промышленности.

Катера прекрасно идут по воде и отмелям, ловко заползают на берег и самостоятельно сходят с него обратно в воду, наполненные воздухом баллоны с подкачкой делают их очень устойчивыми и в некотором роде непотопляемыми. Даже зарываясь в волну, пассажиры катера всегда остаются в сухости и тепле.

Пока мы добирались до первого пункта ночевки, довелось наслушаться и об обрывающейся на ходу проводке, о «потерянных» контактах, о выходящих из строя печках и постоянных поломках разного характера. В общем, за машиной нужен был глаз да глаз.

Погода на севере оказалась под стать географии — почти сутки нам пришлось простоять на Белом Яре в ожидании, пока утихнет настоящая метель и уляжется шторм. Оптимизма такое начало никак не вселяло, поскольку все дальнейшее наше путешествие могло закончиться, так и не начавшись.

Прогнозы сулили понижение температуры аж до градусов. При штормовом ветре и метровой волне ехать куда-либо не было никакого смысла, и весь день нам пришлось довольствоваться гостеприимством усадьбы Владимира Мозгового и есть рыбу во всем многообразии северной кулинарии.

Впрочем, день простоя позволил кое-что поменять в вооружении катеров и подремонтировать. Так что на следующее утро мы все-таки отправились в низовья Пясины в полной боевой готовности, под пронзительным солнцем стремительной северной осени. Что такое водяная пыль, поднятая «вентилятором», лично мне довелось испытать на себе уже в истоке реки.

Ожидая второй катер, мы не очень удачно забрались на берег, и судно понадобилось «слегка подтолкнуть» к воде.


Надо признаться, что один из первых оленей, убитый орнитологами, погиб от злодейской руки Москвича. Прибыв впервые на остров, он умудрился тайком провезти с собой мелкашку и патроны к ней. Время тогда было спокойное; отгородившись от остального мира «железным занавесом», страна и знать ничего не хотела о каких-то там террористах.

Ну, борются люди за свободу от проклятого ярма империализма, чего-то там изредка взрывают, ну а у нас против кого бороться? Против собственного народа? Да, есть инакомыслящие, чего-то там изредка орут и дружно потом в психушки попадают. Выходят тихие и умиротворенные, и все им нравится.

Так думало большинство населения и правоохранительные органы тоже. Поэтому, если ты вез оружие, тщательно упакованное в багаже, то это никого не волновало. Лишь бы не торчало за поясом или не болталось на плече. Тогда необходимо было показать разрешение и сдать оружие экипажу на время полета.

А уж в тундре, тем более на острове Врангеля, батарею гвардейских минометов можно было упрятать, не говоря уж о маленькой мелкашке. Маленькая-то маленькая, но оленя со метров валила запросто, если бить по левой лопатке. Главное, что выстрел негромкий, олень совершенно его не пугался, просто устало ложился на тундру и тихо умирал.

Первого оленя Москвич встретил в Тундре Академии в нижнем течении реки Тундровая. Громадный, как лось, он лежал на противоположном берегу озера. Особенно впечатляли рога, громадные и ветвистые. Дул сильный и порывистый ветер, что осложняло стрельбу.

Москвич учел это обстоятельство, поэтому первый выстрел сделал заведомо выше. Пуля взбила фонтанчик земли в полуметре над головой оленя. Вторая легла ниже, почти у самого уреза воды. Взяв таким образом оленя в артиллерийскую вилку, Москвич выстрелил точно по цели. По оленю словно ударили кнутом, взбив небольшое облачко пыли.

Он вскочил и почему-то бросился в воду. Озера на Врангеле относительно мелкие, глубина редко превышает полтора метра. Поэтому олень не плыл, а бежал по дну озера и, добежав до середины, благополучно скончался. Москвич пошел его вытаскивать. Пройдя некоторое время, обнаружил, что вода начинает заливать болотные сапоги.

Делать нечего, пришлось вернуться, снять сапоги и идти без них. Оказалось, что под тонким слоем ила на дне озера сплошной лед. Пока он шел до оленя, стараясь удержать разъезжающиеся ноги, пришлось несколько раз упасть плашмя лицом в весьма прохладную воду. Как он тащил оленя на берег и что при этом говорил, не узнает, наверное, никто.

Наконец весь злой и мокрый Москвич принес полтуши оленя в балок. Олень оказался к тому же и старый. Соответственно своему почтенному возрасту, он не поддавался ни жарке, ни варке. Сделать мясо съедобным удалось только с помощью мясорубки.

Члены отряда мужественно ели котлеты и рассуждали, что это великий грех — убить оленьего патриарха, который существовал на острове, наверное, со времен Ушакова и решил сам тихо уйти из жизни. Ан нет, погиб от злодейской руки убийцы. И хотел того забодать, но сил не хватило нести такие роскошные рога.

А может, не хотел замарать их черной поганой кровью подлого убийцы и уйти к «верхним людям» в бесчисленные оленьи стада с гордо поднятой рогатой головой. Москвич, сам великий мастер розыгрыша, тихо сопел в миску, в душе проклиная и красавца оленя, и озеро, и великолепный выстрел, и себя.

Поистине, ни одно доброе дело не остается безнаказанным. С тех пор он бил оленей только на выбор, желательно недалеко от дома и нестарых. Следуя золотому правилу, он однажды подогнал небольшое стадо оленей прямо к балку, завалил из своей мелкашки важенку, вспорол ей брюхо и с чувством глубокого удовлетворения пошел в балок пить чай.

Благо, в балке он был в это время один. Поставив на примус чайник, Москвич тщательно почистил винтовку, повесил ее на стену и вдруг услышал за стеной балка какие-то голоса. Выглянув в окошко, он увидел двоих пастухов, которые стояли у тела мертвой важенки, размахивали руками и о чем-то оживленно спорили.

Москвич спокойно вышел в предбанник, снял закипевший чайник и стал заваривать чай. В это время в балок вошли двое, один — молодой парень-эскимос а второй — пожилой чукча. Может, его кто- то убил и мне подбросил, а может быть, он сам сдох.

Они бегают у вас по тундре, подыхают, где им вздумается, кто-то им пуза вспарывает, а порядочные люди должны за все это безобразие отвечать! Кто же важенку убил? Спал, правда, крепко, а затем стал чай варить. Потом вы пришли, — с невозмутимым видом дурил пастухам головы Москвич.

В конец обалдевшие от такой наглости пастухи коротко посовещались и вынесли вердикт: оленя подарить, поскольку он уже мертвый, себе взять немного свежего мяса, а часть приготовить прямо сейчас. Москвич не возражал против такого варианта.

Важенку быстро разделали, немного мяса и голову пастухи упаковали в свои рюкзаки, заднюю часть сварили и пожарили, а остатки туши прикопали в снежник неподалеку от балка. Только закончили трапезу, причем от доброты душевной Москвич преподнес им по рюмке спирта, и перешли к чаю, откуда ни возьмись появился вездеход с начальником отделения оленеводческого совхоза.

Он, как охотничий пес, верхним чутьем шел на запах оленины. Тут еще старик оленевод, видимо под влиянием спирта, опять затянул старую песню, что вот, мол, какую хорошую важенку загубили! Это я подарил своего оленя ребятам.

Пусть едят, да и мы себе мяса немного взяли, — спас положение молодой пастух, ногой лягнув под столом старика. Отобедав, гости загрузились в вездеход и благополучно отбыли восвояси. Надо твердо помнить 49 и 51 статьи Конституции Российской Федерации.

Желательно знать их наизусть! Народ у нас слишком забитый, скомандуешь повеситься, так не только сами в очередь выстроятся, но еще и мыло в складчину купят! Тогда тебе сам черт не брат! Хижина орнитологов на гнездовье белых гусей под пиком Тундровый. Дело обстояло следующим образом.

Они вместе вечером, голодные, как два песца, возвращались с маршрута. У начальника на плече болтался карабин «Барс». До базы у горы Тундровой оставалось менее километра, когда вдруг Москвич взял за плечо Капитана. То-то Боцман рад будет! А я пока чай закочегарю, а потом тебе помогу рогатого в голом виде дотащить.

С этими словами он сдернул с плеча карабин, передал его Москвичу и, раскачиваясь, как старый чукча, двинулся по кочковатой тундре к дому. Дошел он быстро. В домике никого еще не было. Капитан мгновенно разжег «Шмель», поставил на него прокопченный чайник и, прихватив подзорную трубу, которая позволяла увеличить рассматриваемый объект в 32 раза, вышел понаблюдать за действиями Москвича.

Видно было все как на ладони. Москвич, в три погибели согнувшись, приближался к медленно движущемуся стаду. Вот он опустился на колени и пополз, вот стал поднимать ствол карабина. Стадо резко дернулось, пробежало несколько метров и опять стало спокойно пастись. Москвич отложил карабин в сторону, сел и спокойно закурил.

Теперь ждет, чтобы олешек «заскучал» окончательно. В трубу было великолепно видно, как один олень отделился от стада и лег на тундру, но голову пока держал высоко. Москвич встал и пошел прямо к оленю.

Стадо ускорило шаг и вскоре скрылось за ближайшим холмом. Олени острова Врангеля. Тем временем тот подошел к оленю сзади и нагнулся над ним. Олень поднял голову, оглянулся и копытом ударил незадачливого охотника в живот.

Удар, видимо, был не слабый, поскольку Москвич даже выронил карабин и отлетел метра на два. Поднявшись на ноги и подобрав карабин, незадачливый охотник обошел оленя сбоку и прицелился ему в голову. Затем опять отложил карабин, выхватил нож и ухватил оленя за отросток рога.

Тому не понравилось такое фамильярное отношение, он резко мотнул башкой, и Москвич вновь полетел по воздуху, только держа в руках уже не карабин, а нож. Приземлившись, как кот, на четыре конечности, он стал буквально бросаться на оленя.

Как продолжалась эта схватка дальше, Капитан видеть не мог, поскольку согнувшись пополам и обняв бочку, на которой стояла подзорная труба, он буквально рыдал от хохота. Вскоре подошел Москвич. Оглядев бочку, подзорную трубу и подозрительно равнодушного Капитана, он сразу все понял. Какой-то бешеного здоровья олень попался.

Первый сом этого сезона. Подводная охота на сома. Июнь 2022

Поделиться:

Leave a Reply